Кто из нас не зачитывался в детстве «Швамбранией» Льва Кассиля и не пытался самостоятельно раскрыть тайну пляшущих человечков? Кто не завидовал слегка Робинзону Крузо? У наших детей всё это впереди!

В один прекрасный день родители обнаруживают, что ребёнок стал нуждаться в их обществе меньше, чем раньше. Постепенно у него появляются свои секреты. Причём «первые ласточки» этих перемен прилетают довольно рано. Например, четырёхлетняя Лиза последнее время ставила в тупик родителей капризами в еде: то она просила на завтрак орехи, то «пирожные с лебедем». После выяснилось, что вчера с родителями за завтраком сидела белочка, а вовсе не Лиза, а сегодня – принцесса.

Между двумя и пятью годами у ребёнка стремительно развивается способность фантазировать. Если раньше он был пленником ситуации, то теперь сам преобразует мир на свой вкус. Так шкаф становится дверью в иную страну, а малыш мгновенно превращается в повелителя этой страны.

Постарайтесь быть деликатными. Если чадо вам рассказывает небылицы, выслушайте и не торопитесь говорить, что это ерунда. Каждый ребёнок интуитивно побаивается, что его выдумки будут неправильно поняты.

Многие капризы в этом возрасте имеют скрытую причину и связаны со страхами – неизбежными спутниками фантазии. Не стоит быть непреклонными, если малыш категорически отказывается что-то делать, куда-то идти. Попробуйте выяснить, в чём дело.

«Страшные места»

Мамы шестилетнего Вани и семилетних Лёши и Оли были очень встревожены, узнав от дворника, что дети лазят под балконами и интересуются подвалом. Им строго-настрого запретили лазить в подвал. Впрочем, мама Лёши через некоторое время узнала, что теперь её сын ходит «на дальние гаражи».

Как только ребёнок начинает гулять без взрослых, он пускается в различные авантюры, на взгляд родителей, весьма сомнительные и опасные. Дети очень часто устраивают походы к местам, стоящим на периферии взрослой культуры, – гаражам, заброшенным домам и полуразрушенным церквям за городом, в подвалы, на чердаки.

Ещё одно излюбленное занятие в юном возрасте – создание всевозможных тайников и «секретов», основой для которых может послужить найденная мёртвая птичка, мышка. Детвора устраивает пышную могилку и всячески украшает это место – перьями, стёклышками, листьями. В этот период для очень многих ребят вопросы о взаимоотношениях живого мира и мира умерших становятся вопросами первостепенной важности. А походы к «страшным местам» дают возможность пережить победу над собственными страхами. Но, когда мы узнаём о подобных детских мероприятиях, начинаем справедливо беспокоиться. Однако ругать и запрещать – дело абсолютно бесполезное.

Что же можно сделать?

Прежде всего, скажите ребёнку, что вы волнуетесь, объясните почему и возьмите с него честное слово, что он не будет делать ничего неразумного.

Одновременно взрослым надо понять, что в большей мере, чем запретами, дети защищены от опасностей «страшного места» своими собственными страхами. Они никогда не ходят в такие места в одиночку. Кроме того, дети практически никогда не посещают их по-настоящему, лишь подходят к черте, которая отделяет от этого места, – к порогу, к лестнице, заглядывают в окна. При этом любой шум, шорох служат мгновенным сигналом к бегству.

Ещё одно «злачное место»

Для мамы девятилетнего Артёма было неприятной неожиданностью, проходя мимо свалки, заметить там своего сына. Артём как раз вытащил пластиковую бутылку и прыгнул на неё, отчего послышался оглушительный хлопок.

Дети на свалке – не такая уж редкость. Что притягивает туда вполне благополучных ребят? Ответ нужно искать на месте: посмотрите, что делает там ребёнок? Некоторые бьют бутылки об асфальт, ломают пенопласт, прыгают на выброшенных старых диванных подушках, кидаются пластиковыми бутылками, ломают, топчут жестянки и т. д. Подобное поведение свидетельствует о накопленном напряжении и о том, что малыш или подросток не умеет выпускать агрессию в приемлемой форме.

И вторая причина, по которой дети нередко интересуются помойками, – творческая. Они ищут среди выброшенных вещей нечто, что не представляет больше ценности для взрослого, но может быть использовано в детской игре. Так, девочки с увлечением делают «секреты» из цветных стёклышек, кулоны из отбитых ручек от чашек. Мальчики используют проволоку и всевозможные железяки для игры в солдатиков, для постройки кораблей.

Коль вы узнали, что ваш ребёнок посещает «злачные» места, попробуйте понять, чем они для него притягательны?

Если речь идёт об агрессии, попытайтесь найти для своего чада приемлемый вариант снижения напряжения. Это может быть спортивная секция, танцы, прогулки на природе, в лесу.

Если же там ребёнок ищет то, что использует потом для творчества, заведите у себя дома коробку для сломанных игрушек и отслуживших своё вещей. Вы удивитесь, с каким завидным постоянством дети будут интересоваться её содержимым.

Тайные организации

В дневнике 11-летнего Саши мама нашла гневное послание учительницы: «Ваш сын сорвал урок биологии! Придите в школу». Выяснилось, что Саша с приятелем натянули через весь класс нитки и по ним отправляли и получали послания. На мамины расспросы: «Зачем тебе это понадобилось, неужели нельзя было дождаться перемены?» – Саша уныло молчал.

Через увлечение всевозможными тайными обществами проходят очень многие ребята. Часто для осознания собственной значимости им просто необходимо создать что-то своё – какую-нибудь секретную организацию, альтернативную взрослой (вспомните хотя бы Тимура и его команду или отличный фильм «Общество мёртвых поэтов»). Непременным атрибутом подобных штабов, обществ, миссий, назначение которых нередко до конца не ясно даже их создателям, становятся всевозможные сигнализации, искусственные языки, коды. В освоении тайных языков дети, особенно девочки, зачастую достигают почти заоблачных высот – например, переделывают целые стихотворения. Ну кто узнает в этой тарабарщине... стихи Пушкина?

Прикибекежакалики в икизбуку декетики, втокорокопяхкя зоковуткут откоцака: «Тякятякя, накашики секетики прикитакащикилики меркетвекецака».

А это действительно А.С. Пушкин (Прибежали в избу дети, второпях зовут отца: «Тятя, тятя, наши сети притащили мертвеца»). Как вы, наверное, догадались, принцип этого «языка» достаточно прост – после каждого слога добавляется слог, состоящий из согласной «к» и гласной из слога.

Мальчики в большей степени увлекаются секретными кодами и шифрами: перерисовывают пляшущих человечков, разучивают азбуку Морзе, организуют целый телеграф. Что с этим всем делать?

Постарайтесь отнестись к тайному обществу с почтением. Участие в подобных детских предприятиях усиливает у ребёнка чувство собственной значимости и общности со сверстниками.

Не считайте, что ваш отпрыск совершенно попусту тратит своё свободное время. В конце концов, всё это неплохая гимнастика для ума.